Перевести страницу

Статьи

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Интервью с преподавателем школы Хеллингера - Джоэлем Везером.

В феноменологическом подходе, так как это понимается рядом с Бертом Хеллингером, мы не ведем долгие предварительные разговоры, потому что мы исходим из того, что самое важное проявится через расстановку.
Объяснения и представления клиента, его идеи остаются за пределами.
Если у терапевта нет очень высокой осознанности, то разговоры могут увести его от истинной проблемы.
Я поделюсь своим опытом. Я проводил очень много семинаров и мастерклассов для терапевтов на международных конгрессах и выяснил, что у терапевтов очень мало осознанности относительно того, куда приглашает их клиент.
Здесь речь идет, например, о напряжении в теле, о чувствах. Мы очень быстро позволяем втянуть себя в историю, и в этом очень мало осознанности.
В НЛП обратились к этому как к методике: терапевт отражает клиента, отзеркаливает его. Таким образом, ведет другого человека через отзеркаливание.
В психоанализе осознанно обращаются именно к темам, о которых говорит клиент.
В феноменологическом подходе в семейных расстановках речь идет о том, чтобы не соблазняться приглашением клиента и не втягиваться в его историю.
Мы остаемся снаружи, и помогаем проявиться только фактам. Без намерений и ожиданий.
Любые объяснения нам не интересны, та как это ослабляет всю работу, рассеивая энергию.
Опыт показывает, что когда человек приходит и говорит "моя проблема - это моя мама", то речь идет о "папе" - это мы видим в движении.
Наше "Я" говорит: "иди туда", а душа разворачивается в другую сторону.
И поэтому мы напрямую переходим в расстановку - внешнюю или внутреннюю - и тогда пространство сразу же открывается, все становится ясным.
Например:
женщина говорит "муж меня оставил" - если мы позволим захватить себя, мы думаем " ну как он мог бросить ее с двумя детьми".
В расстановке мы ставим ее просто перед партнером и видим это движение. А потом мы ставим его или ее перед мамой, и становится ясно, о чем идет речь... Это не может обмануть. Проявляется только то, чему позволено проявиться.
Если терапевт чувствует сопротивление - все равно чье - свое или клиента... Осознает: "здесь есть сопротивление", оставаясь при этом "широким" - тогда он будет свободен и отпустит клиента на свободу. Часто это не понимается из-за любопытства к истории клиента.
Мы задаем клиенту вопрос - и тогда мы энергетически оказываемся впереди. Это тут же заклеивает все пространство.
Я ничего не знаю, и это означает: я свободен и он тоже.

В работе с клиентом центральным для меня является: выйти из мира мыслей, выйти из этих структур.
Если это сказать коротко, то речь идет о том, что ты и я в "здесь и сейчас",
Для меня это означает не говорить, а допустить внутренние процессы, опыт. Познать что-то и удержать их в "сейчас", "сейчас в теле", "сейчас в отношениях с телом" или "сейчас в отношениях с собеседником". Мы можем наблюдать на семинаре, как это тяжело. Невероятно тяжело... так, словно мы все находимся в кино.
Речь идет о том, чтобы вернуть клиента в расстановку, привести его в структуру отношений, в это пространство, где движение приходит изнутри. И это отличается от терапии - где движение приходит снаружи.
Усиливающим, укрепляющим является не то что я думаю и мне кажется от этого будет лучше, а то что действительно оказывает это воздействие.
Например, мама говорит: "я смотрю на своих детей". На самом деле она не видит их. Или она говорит: "для меня хорошо смотреть на моих детей" и при этом она говорит о чувстве и совсем не знает как это ощущается. И когда кто-то говорит, что мне от этого хорошо... Мне достаточно поставить только одного человека перед ним в расстановке, и он понимает, что абсолютно слаб.
Практически невозможно, чтобы в беседе тебя не втянули во что-то. Даже когда мы начинаем задавать вопросы, нас уже затягивает.

Я ощущаю это телесно, когда кто-то садится рядом со мной. Я спрашиваю о чем идет речь, и человек начинает говорить - я замечаю как это ослабляет и меня, и этого человека. Он погружается в древние, старые образы, представления и мысли. Он заново проживат свою старую стратегию, а я поддерживаю его в этом. И тогда, как только я замечаю это, я говорю "стоп". Так это делаю я, но это не означает что это правильно для всех. Но это мой опыт. Я знаком со многими людьми после многолетнего процесса психоанализа. Представьте себе: семь лет каждую неделю, 150 евро в час. И через 7 лет у них отсутствовала способность чувствовать.
Я его спрашиваю "Что ты чувствуешь сейчас?"
Он отвечает: "Я думаю, что это..."
Я говорю: "Нет! Не что ты думаешь, а что ты чувствуешь?"
Она говорит: "я думаю, что..."

Он все знал, но все было мертвым.
И тогда я сразу погружаюсь в опыт и погружаю человека в опыт.
Только опыт. Опыт должен войти нам под кожу, внутрь нас. Только проживая через тело, мы становимся целостными.
Я могу работать через голову, и ничего не будет затронуто.
Через тело опыт затрагивает душу.
Джоэль Везер

Интервью с Джоэлем Везером (г. Иркутск, декабрь, 2014)

Конструктор сайтов
Nethouse